Евангельский рассказ о Марфе и Марии: нужно бросить все бытовое? Этого хочет от нас Бог?

Марфа! Марфа! ты заботишься и суетишься о многом, а одно только нужно; Мария же избрала благую часть, которая не отнимется у нее. (Лк. 10:41–42)

АМВРОСИЙ, митрополит Тверской и Кашинский

Рассказ о Марфе и Марии, вероятно, один из самых часто читаемых за Божественной литургией евангельских отрывков. Возвращаясь к одному и тому же тексту из раза в раз, мы, с одной стороны, часто сталкиваемся с тем, что перестаем обращать на него пристальное внимание ума и сердца. С другой стороны, мы имеем возможность каждый раз замечать нечто новое, побуждающее нас задуматься и, возможно, измениться.

Две сестры — Марфа и Мария — очень хорошо нам знакомы. Одна суетлива, но заботлива, другая же тиха, но внимательна. Порой мы даже примеряем на себя один из этих образов, чтобы понять, каковы мы на самом деле и как нам угодить Богу. В чем же именно ошибка, или, лучше сказать, недочет Марфы? В чем именно упрекает ее Господь? И какой урок мы можем из этого вынести?

Следует обратить внимание на слова Евангелия, которое говорит, что Марфа не просто заботилась об угощении, а именно о большом угощении (Лк. 10:40). И в словах Господа мы видим указание на то же самое, она не просто заботится и суетится, но суетится о многом (Лк. 10:41). Несомненно, мы можем вынести из истории с Марфой и Марией тот факт, что не стоило совершенно отказываться от заботы о гостях и их угощении. Вполне возможно, что Мария тоже сделала для этого все необходимое, но не чрезмерно, она села у ног Христа, потому что именно это и было для нее самой главной заботой .

Марфа же увлеклась. Так бывает и с нами. Мы порой будто бы забываем о том, что является самым важным, а что второстепенным. Начинаем увлекаться различными традициями, историей, внешней красотой наших храмов и всем прочим, что само по себе безусловно важно, но без внимательного отношения ко Христу не имеет никакого значения. Порой кажется, что «вот сейчас я сделаю еще вот это, тут еще подкрашу, тут обустрою еще что-то поудобнее, а потом уж сяду у ног Иисусовых и буду сосредоточенно внимать тому, что Он говорит, чему Он учит». Как часто подобный ход мыслей становится замкнутым циклом самообмана!

Ведь всегда можно сделать что-то еще лучше, еще удобнее, еще красивее, а на главное так и не отыскать времени — и не только не найти времени, но еще и упрекать тех, кто находит время на самое главное в жизни, а если и не упрекать, то завидовать им. В то время как одно только нужно (Лк. 10:42): сделать самое необходимое для жизни внешней и тотчас же предаться главному — молитве, любви к Богу и ближним, внутренней жизни сердца.

Это совсем не означает, что нужно бросить все бытовое: работу, семью, светскую жизнь — нет, и хотя «Бог — это Тот, Кто требует абсолютной любви» (см. С. Кьеркегор «Страх и трепет»), это отнюдь не значит, что доказать эту любовь можно, бросив все то, что дорого и ценно. Это так же невозможно, как и пытаться доказать любовь к супругу или супруге, проявляя неуважение и безразличие к своим родителям. Вместе с тем лишь наполняя всю прочую жизнь Христом, мы можем действительно стать христианами, можем действительно умереть для мира, чтобы жить со Христом в Боге (см. Кол. 3:3).

Если чему и учит нас человеческая история, так это тому, что мы можем лишиться всего, что у нас есть, в одно мгновение. Все то, что ценно и дорого в наших очах, может завтра оказаться у нас отобранным. Однако именно жизнь нашего сердца никто не в силах у нас отобрать. Ее невозможно уничтожить, она никогда не потеряет свою цену. И потому позаботимся уже сегодня, здесь и сейчас, о жизни своего сердца, о том, к чему оно влечется, что является для него подлинным сокровищем.

Что же касается вещей внешних, то уделим им лишь столько, сколько они заслуживают, ведь довольно для каждого дня своей заботы (Мф. 6:34).

Источник: Журнал «ФОМА»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *